8df409fa     

Наумов Евгений - Антимафия



ЕВГЕНИЙ НАУМОВ
АНТИМАФИЯ
ЛИКА не шла, а, как всегда, словно летела над тротуаром. Белокурые волосы развевались, большие серые глаза сияли, щеки разрумянились.

На ней все было «фирмовое»: нейлоновая куртка-балахон нараспашку, под ней не то майка, не то кофточка с надписью наискось высокой груди «Окаоа», штаны с крупными желто-голубыми полосами, мягкие белые мокасины. Золотые серьги колесами, на шее серебряный крест на цепочке.

И широкая улыбка, обнажавшая ровные белые зубы, на щеках ямочки. Встречные мужики провожали ее ошарашенными взглядами.
Игорь нервно курил, ожидая ее на углу. Одну руку держал за спиной. Она подлетела, прижалась, потерлась щекой о его плечо.

Он вытащил из-за спины темно-красную гвоздику.
– Ой! Спасибо, – она сунула цветок в нагрудный кармашек куртки. – Но сейчас не модно встречать девушек цветами.
– А чем модно встречать? – он улыбался радостно-глуповато и ничего не мог с собой поделать.
– Сигаретой, милый. Мы ведь тоже пухнем без курева, а нам талоны на него не выдают, как вам, мужикам.
Что-то царапнуло его по сердцу, но он безропотно протянул пачку «Космоса».
– Не «Кэмел», – двумя пальчиками она вытащила сигарету, – и не «Марлборо», но сойдет.
– Где сейчас «Марлборо» найдешь? Говорят, американцы нам миллиард пачек подарили, а торгаши умудрились и миллиард украсть.
Она машинально разминала сигарету.
– Знаешь, как наших шпионов за бугром ловят? Они всегда разминают сигареты. Ты что, тут и будешь смолить?
Лика спохватилась и спрятала сигарету в сумочку.
– Ладно, потом. Какая программа на сегодняшний вечер?
– Ты предлагала пойти на дискотеку.
– Так идем! – она схватила его за рукав, и вдруг глаза ее удивленно округлились. – На тебе новый костюм!
Он довольно улыбнулся. Наконец заметила. На этот костюм он копил деньги из своей тощей юрисконсультской зарплаты несколько месяцев.
Она отступила на шаг и осмотрела его с ног до головы.
– Ты это… купил или тебе сшили? – на лице ее было замешательство, улыбка исчезла. Обошла вокруг.
– А что? Купил. Последний крик моды.
– И в этом ты хочешь идти на дискотеку? – она вдруг захохотала так, что на нее стали оглядываться прохожие. В хохоте звучали истерические нотки. Он беспокойно завертел головой, хотя уже вроде и привык к резким перепадам в ее настроении.
– А в чем еще? Вполне приличный костюм.
– Вытяни руки! – закричала она. – Вытяни руки.
Он послушно вытянул руки, и она захохотала еще пуще, слезы брызнули из глаз. Бросилась к нему и спрятала лицо на груди. Смех перешел в рыдания, вырывались бессвязные слова:
– Я знала, что ты охломон… но чтобы до такой степени… охлос, вокруг охлос и невежество… приличный костюм… да лучше бы ты пришел в майке и лыжных шароварах… неужели ты думаешь, что я буду вечно позориться…
Он крепко сжал ее локти и отстранил от себя.
– В чем дело?
Лика вытащила из сумочки платок и вытерла слезы. Потеков туши не было, она почти не употребляла косметику. Но два кружка искусственных румян на щеках слегка поблекли.
– Ты смотрел в зеркало? – подняла она глаза.
– В чем дело? – повторил он тихо.
– Это ведь не костюм. Это одеяние номер один для огородного чучела. Или для советского человека, что одно и то же, – как всегда, она не выбирала выражений, а била наотмашь. С детства привыкла, и ей прощали.

Дочь крупного функционера. Таким прощали. – Это ведь брак. Шов на спине кривой, один рукав короче другого, в карманы будто кирпичей наложили… Его только в урну выбросить.

Ты видел, в чем приходят мальчики на дискотеку?
– Нет, я не видел, в че



Назад