8df409fa     

Незнанский Фридрих - Марш Турецкого 23 (Пуля Для Полпреда)



СЕРИЯ "МАРШ ТУРЕЦКОГО"
ПУЛЯ ДЛЯ ПОЛПРЕДА
(2001)
22 августа. Денис Грязнов
Жара, одно слово. В такую погоду надо пить много жидкости и совершать
мало движений. В мареве дрожали дома и гаишники, в смысле гибэдэдэшники.
Говорят, это переименование милицейское начальство устроило из-за
невыносимого количества анекдотов о гаишниках. Так разве ж их стало меньше?
Вот, например.
Гаишник-отец, то есть гибэдэдэшник, будит гаишника, то есть
гибэдэдэшника-сына:
"Сынок, вставай, на работу пора".
"А сколько времени?"
"Полседьмого".
"Так ведь рано еще!"
"Какой рано, они уже полчаса бесплатно ездят!"
Мимо с диким урчанием пронесся какой-то крендель в байкерских
прибамбасах на никелированном мотоцикле. Интересно, он был еще жив в своей
броне, или, может, это такой всадник без головы и тормозов носится по
столице...
Да, все-таки кондиционер - великая вещь.
Проезжая по Неглинной мимо театра "Школа современной пьесы", Денис
Грязнов увидел, что афиша спектакля "Чайка" еще висит, и ухмыльнулся.
Казалось бы, что такого: Чехов - он и в Африке Чехов. Ан нет. В Африке,
может, и Чехов, а на Неглинной - шиш. К Чехову этот спектакль имел самое
косвенное отношение. То есть имел, конечно: Треплев там, Тригорин,
Аркадина, все эти субчики шлялись по сцене, как и прежде, но только несли
такое... А Денис повел в этот театр знакомую барышню. Вернее, малознакомую.
Так вот оказалось, что некий досужий сочинитель решил продолжить чеховскую
"Чайку". В смысле - закончить. Что же там заканчивать? А оказывается,
Треплев-то не застрелился от несчастной любви, его убили!
Ничего этого Денис не знал, когда потащил в театр свою малознакомую
барышню. Это была журналистка одного прогрессивного издания, готовившая
большую статью о московских детективных агентствах. Денису она весьма
приглянулась, и он всеми силами пытался продемонстрировать свою
широкообразованную, разностороннюю натуру, которую криминальные вопросы
волнуют в пятнадцатую очередь.
Когда же после первой четверти часа персонажи спектакля стали истово
выяснять, кто именно из них прикончил бедного Костю Треплева, журналистка
посмотрела на Дениса с жалостью - как на тяжелобольного, красноречиво
покрутила пальчиком у виска и гордо удалилась. Денис пьесу тоже не
досмотрел и так и не выяснил, кто именно в ответе за все. Судя по тому, как
развивались события, это вполне мог быть как каждый в отдельности, так и
коллективный сговор - вроде как у Агаты Кристи в "Убийстве в Восточном
экспрессе". А еще очень может быть, что на самом деле и Константин Треплев
не убивал чайку. Может, эта несчастная птица была склонна к суициду? Может,
она застрелилась?!
...Сейчас же он ехал на Петровку.
Рано утром шефу частного сыскного агентства "Глория" позвонил
начальник МУРа и попросил заехать к нему на работу к одиннадцати часам.
Нельзя сказать, чтобы это было совсем обычно, чаще они все же общались по
телефону. После двух чашек черного кофе и контрастного душа просьбу было
решено уважить: не каждому частному детективу звонят домой главные
официальные сыщики столицы. Даже если они состоят с ними в родственных
отношениях.
Денис опоздал на несколько минут из-за того, что, когда парковал свой
джип у знаменитого здания на Петровке, немного засмотрелся на странную
парочку: дорогу пересекал пожилой мужчина гренадерских кондиций, рядом с
ним без поводка и ошейника бежал ротвейлер, тоже гигантских размеров. А
засмотревшись на них и в который уже раз печально раздумывая (о том, что
вот, мол, нужна



Назад